0-9 / A / B / C / D / E / F / G / H / I / J / K / L / M / N / O / P / Q / R / S / T / U / V / W / X / Y / Z
А / Б / В / Г / Д / Е / Ж / З / И / Й / К / Л / М / Н / О / П / Р / С / Т / У / Ф / Х / Ц / Ч / Ш / Щ / Ъ / Ы / Ь / Э / Ю / Я
Биография
Дискография
Интервью
Фотографии
Биография

Protozoa

Страна:
Стиль:
    Уж если не самая скандальная (на это звание есть и другие претенденты), то, безусловно, наиболее эксцентричная группа на рок-сцене Питера 90-х и первой половины следующего десятилетия, PROTOZOA эффективно соединили мелодический минимализм и лапидарность выразительных средств панк-рока с энергетикой фанка и агрессией хардкора, усилив этот гремучий коктейль неподражаемо-вызывающим имиджем и практикой поэтической провокации.

История группы началась осенью 1991 в 258-й школе Колпино, где учились её основатели Андрей Агеев-Алёшин и Александр "Крошка Шульц" Картинин. Первый одновременно занимался в музыкальной школе по классу фортепьяно, а второй самостоятельно осваивал гитару. По субботам оба репетировали со школьным вокально-инструментальным ансамблем, которым руководил учитель труда Геннадий Борисович. Ансамбль исполнял советскую эстраду, песни Джо Дассена, Стиви Уандера и других популярных зарубежных авторов, однако, к одиннадцатому классу молодые люди, слушавшие дома совсем другую музыку, начали задумываться о том, чтобы попробовать себя в ином жанре.

К этому времени Агеев-Алёшин решил освоить гитару, поэтому в группу были приглашены его соученик по музыкальной школе, некий клавишник Костя, и сосед-гитарист Александр Михайлов. Они начали исполнять песни METALLICA, SODOM, SLAYER, SEPULTURA, а потом и свой материал, сочинённый с оглядкой на кумиров. Репетициии мало по малу превратились в шумные концерты для знакомых, о чём быстро прознала администрация школы, поэтому вскоре всё пришлось прекратить.

Впрочем, школа уже была окончена, участники группы поступили в институты, однако, продолжали репетировать, где придётся. Здесь следует отметить, что Колпино, хотя и расположено в получасе езды от Питера, всегда было отдельным городом, выросшим вокруг Ижорского машиностроительного завода. С 60-х там существовала своя музыкальная сцена - не слишком обширная, но достаточная, чтобы озвучить местные клубы и танцплощадки. В начале 90-х на эту сцену пришла новая генерация групп, тяготевших, главным образом, к тяжёлой части рок-н-ролльного спектра.

В поисках места для репетиций молодые музыканты облюбовали опустевшие в пост-перестроечный период заводские цеха - благо, там можно было греметь, сколько душе угодно. Рассказывает Саша Шульц: "Представьте себе коридоры непрошибаемого бетонного здания, где почти за каждой дверью репетирует какая-нибудь группа. Стены - в граффити, от растаманских до сатанинских, и ты находишься внутри плотной звуковой каши - от поп-рока до грайндкора. Ощущение незабываемое..."

Главной колпинской группой в те годы были INSIDE гитариста Игоря Анохина. Кроме них заметную роль играли ATARAXIA, ГЛАВНЫЙ КАЛИБР, КОТИУС БРУС, THE FIGHTERS, СИМУЛЯЦИЯ БЕРЕМЕННОСТИ ХОББИТОВ, DRINK UP! С 1993 каждый год в Колпине проходили местные рок-фестивали.

К 1994 группа потеряла клавишника и отказалась от клавишных, Шульц нашёл у себя в институте барабанщика, и они все вместе придумали имя PROTOZOA (от лат. "простейшие" - так называют наиболее распространённый в природе тип одноклеточных животных). Состав группы стал выглядеть следующим образом: Андрей Агеев-Алёшин, гитара, вокал, Александр Михайлов, гитара, Александр "Крошка Шульц" Картинин, бас, бэк-вокал, и Виталий Рудиков, барабаны.

В музыкальном отношении группа быстро эволюционировала, пытаясь впитать и освоить всё, что появлялось у неё на горизонтах: фанк а ля RED HOT CHILI PEPPERS, трэш, панк-металл, глэм-рок, хип-хоп и т.д. Песни удлиннялись и усложнялись: "Наша программа подразумевала под собой колоссальную отдачу, потому что песни стали очень сложными, - вспоминает Агеев-Алёшин, - была, например, одна вещь, которая длилась двадцать пять минут и включала около пятидесяти гитарных риффов." Как-то раз PROTOZOA выступили в клубе "10", сыграв за свои сорок минут три песни.

Целый сезон, с осени 1995 до следующего лета, они репетировали на веранде дачи барабанщика INSIDE Алексея Тенцова, летом отыграли десяток концертов в питерских клубах "10", "Гора" и "Джем", а 13 сентября дебютировали на IV колпинском рок-фестивале. К тому времени у них была готова неординарная программа из трёх песен, одну из которых, "Тень среди теней", музыканты записали для фестивального сборника, позже изданного на кассетах. Публика отнеслась к ним благосклонно, и PROTOZOA, переехав с чужой дачи на тот же Ижорский завод, начали играть в клубах всё чаще.

Чувствуя, что ему трудно совмещать игру на гитаре с пением, Агеев-Алёшин решил найти для группы вокалиста. За следующий сезон они прослушали два десятка соискателей, ни один из которых не отвечал требованиям PROTOZOA. В 1997 они сделали ещё один заход в студию, записав в клубе "Арт-Клиника" песню "Не заморочен", их очередной эксперимент в области смешения стилей, в данном случае, хардкора и джаз-рока.

Весной 1997 поиски голоса, наконец-то, закончились тем, что к ним пришёл Игорь Мамонов. В то время он жил в городке Дно (где отрёкся от престола Николай II), хотя до этого колесил по всей стране, а объявление PROTOZOA случайно увидел на стене Пушкинской, 10, и рискнул откликнуться: "Группу, как и всё, что происходило тогда в Питере, я до этого совсем не знал, но на первой же репетиции понял, что цели у парней серьёзные, а сами они не раздолбаи и не наркоманы. Вот, и по сей день вместе".

К этому времени на смену многочастным композициям начали приходить более короткие и ударные номера, на которые точно легли голос и тексты Игоря. Группа начала готовиться к новому рывку, но в августе 1997 закончившего институт им. Бонч-Бруевича Андрея Агеева-Алёшина забрали в армию. Оставив группе демо-запись своих гитарных партий, Андрей на два года расстался с коллегами. В его отсутствие PROTOZOA много репетировали, экспериментируя с урезанным составом и модным альтернативным звучанием.

Зимой 1998 Агеев-Алёшин получил отпуск, ввиду чего была устроена запись на студии "Нева" Михаила Кольчугина. Её итогом стал дебютный мини-альбом из пяти песен, получивший вызывающее название "Дефлорация". Он был издан крохотным тиражом в сотню копий и быстро разлетелся по городу. Появление Мамонова повлияло не только на поэтический язык группы, но и на её имидж: PROTOZOA начали активно использовать на сцене маски, агрессивный макияж, костюмы и всевозможную бутафорию, тяготея при этом не столько к глэму, сколько к нарочито брутальному гиньолю.

Отслужив два года, Андрей вернулся в ряды повзрослевшей группы. "Когда я вернулся, у ребят было много материала, больше, чем когда я приезжал в отпуск. У меня тоже была масса идей, но кое-что изменилось: у группы появился собственный имидж и манера игры, я уже не мог быть лидером, как раньше - теперь мне предстояло вписаться в новых PROTOZOA!" В сентябре 1999 они выступили на фестивале "Поющий Невский" и легко заняли первое место в номинации "Рок-группа".

В начале 2000 на студии "Сигнал" PROTOZOA записали свой второй, на этот раз, полнометражный альбом "Компромат" (звук: Алексей Рацен), в который вошло восемь песен; одна из них, "В горах", была написана на стихи Иосифа Бродского. К работе над альбомом были привлечены и другие музыканты: Таня Яценко и Настя Загорская (бэк-вокал), а т.ж. Даниил Прокопьев (перкуссия) из ACKEE WARRIORS; DJ Даня Гагарин добавил кое-где модного скрэтча.

После этого послужной список группы начали быстро заполнять новые записи. В марте 2000 PROTOZOA удачно выступили в МДСТ на фестивале в честь 55-й годовщины победы в Великой Отечественной войне; в апреле были приглашены на четвёртый S.K.I.F.; в мае взяли приз зрительских симпатий на фестивале "Балтийский Берег" в Сосновом Бору. Кроме того, они выступали в Выборге, Новгороде и Киришах (фестиваль "Jump"). В это время группу менеджировала журналистка Елена Вишня.

Материал альбома "Компромат" стал основой саундтрека к документальной ленте "В горах с тобой", который сняла жена Игоря Мамонова Сарра Ансон на Петеребургской Студии Документальных Фильмов. Мамонов: "Мы там не играли, мы были самими собой".

Приобщению к творчеству PROTOZOA широких народных масс способствовали их выступления на масштабных open air фестивалях: питерских "Окна Открой!" (июнь) и московском "Нашествии" (август) летом 2001. Новые песни и новый имидж удачно дополнили друг друга и помогли группе остаться в памяти даже тех, кто никогда не слышал их до этого. В октябре группа сыграла большой сольный концерт в клубе "Молоко" и на время ушла в тень, чтобы разрешить накопившиеся за эти годы внутренние проблемы.

Это, впрочем, не помешало PROTOZOA следующей весной сыграть на разогреве у матёрых RAMMSTEIN на заполненном до отказа стадионе "Петровский". Тем не менее, персональный вопрос пока не был снят, и до конца года о группе не было слышно почти ничего. За это время на своей точке в Колпино они построили домашнюю студию и, снова пригласив за пульт Рацена, попытались самостоятельно записать новый материал. К сожалению, результат записи не удовлетворили ни музыкантов, ни звукорежиссёра, и этот процесс пришлось прекратить.

Пока группа находилась в законсервированном состоянии, деятельный Мамонов принял приглашение стать певцом известной альтернативной группы SCANG, у которой тоже возникли персональные проблемы. Он принял активное участие в работе над альбомом SCANG "Шум в голове" (2003) и отметился на множестве фестивалей, в т.ч. вторых "Окнах Открой!". Помимо того, Игорь записывался с DUBSINTHE, дочерним электронно-акустическим проектом SCANG.

Осенью 2002 внутренний конфликт в группе завершился уходом из PROTOZOA барабанщика Виталия Рудикова, который с тех пор иногда мелькал на клубной сцене с другими исполнителями. На его место в PROTOZOA был приглашён не слишком известный, но достаточно техничный Андрей Андрианов из колпинской поп-рок группы МИДЖИ. Он дебютировал в новой роли во время кинофестиваля "Чистые Грёзы" (ноябрь 2003) в ЛДМ.

11 января 2004 в клубе "Орландина" на концерте со СКАФАНДРОМ участники PROTOZOA представили целиком новую программу и абсолютно новый имидж. В апреле на своей репетиционной базе они за сорок часов непрерывной работы сделали демо-запись свежего материала, которую сами издали ограниченным тиражом под названием "Protozoa" для информационных целей.

За время вынужденного затворничества группа не растеряла свою аудиторию, поэтому вскоре концерты PROTOZOA снова стали собирать залы, а сами они были приглашены на оба этапа очередного рок-фестиваля "Окна Открой!" на стадионе им. С.М. Кирова. В сентябре 2004 компания Кап-Кан переиздала на компакт-дисках альбомы "Дефлорация" и "Компромат". В то же время с ними начал плотно сотрудничать звукорежиссёр студии "АнТроп" Дмитрий Атаулин.

Активизация PROTOZOA повлекла за собой новые события. После очередного "Scang Fest" (декабрь 2004), где Мамонов пел с двумя группами, он решил расстался со SCANG, которые в марте 2005 уже представили публике нового вокалиста. Летом PROTOZOA опять играли на "Окнах" и продолжали работать над новым студийным материалом. Онй был издан Кап-Кан 1 октября 2005 под названием "Ты не можешь говорить?" и вызвал горячий интерес у ценителей современной тяжёлой музыки. Альбом был записан в Питере, однако, его сведением и мастерингом занимался финский звукорежиссёр Микко Херранен (Mikko Herranen), известный по работе с такими звёздами северного рока как APOCALYPTICA и WALTARI.
Поиск

RusWebArt - изготовление сайтов © 2006-2018